Ctrl + ↑ Позднее

Итоги-2018

Вместо итогов. Главное открытие года было сделано мной сегодня под утро: наконец мною разгадана необъяснимая любовь к песне «Цвет настроенья синий». Ну как — разгадана? Барабанов в телеграме написал.

В общем, и тут всё уже украдено до нас.

С наступающим!

Новый год с Симфоническим оркестром: без «Щелкунчика», но с конькобежцами

Встречать Новый год с Симфоническим оркестром Сургутской филармонии в нашей семье стало уже доброй традицией. Для музыкантов же традиция — перед праздником представлять программу, которая не строится на повторении всем известных номеров. Здесь нет «Щелкунчика» и прочих общих мест (при всей любви к ним), зато в избытке другие «снежные» темы — такие, как, например, вальс «Конькобежцы» Вальдтейфеля или «Вальс-фантазия» Глинки.

Новогоднее настроение создают и фрагменты оперетт Имре Кальмана, «Цыганская песня» из оперы «Кармен», в которых овации сорвала солистка Светлана Люпп — не только за мастерство исполнения, но и за харизму и артистичность при перевоплощении в героев.

Фото: Юрий Нуреев

Финалом же стали увертюра к оперетте «Орфей в аду» Оффенбаха с бурными восторгами публики по поводу канкана и тема из «Иронии судьбы»: музыка Микаэла Таривердиева в исполнении симфонического оркестра воспринимается как проверенная многими десятилетиями благородная классика.

29 декабря   Впервые вижу

Впервые слышу. The Cardigans The Other Side Of The Moon (1997)

The Cardigans за 12 лет прошли долгий извилистый путь: начав с легкого акустического инди-попа, записанного на первых пластинках Emmerdale (1994) и Life (1995), они приостановили свою карьеру смурным-тяжелым Super Extra Gravity (2005). Гравитация оказалась действительно супер-экстра: группу придавило так, что с тех пор она не выпустила ни одного нового номерного диска.

Тем милее внезапно найденный альбом The Other Side Of The Moon, вышедший в 1997 году в Японии. По факту это сборник ауттейков инди-периода, большинство из которых, к слову, опубликованы на бонус-диске The Best Of (2008), но я намеренно называю его альбомом, ибо, в отличие от того самого бонус-диска, слушается он именно как цельное высказывание.

The Other Side Of The Moon охватывает небольшой временной отрезок (четыре года, судя по всему: 1993-1996), поэтому в нем нет широкого стилистического разброса: для несведущего слушателя он вполне может показаться продолжением Life. Здесь есть несколько песен, которые по каким-то причинам не попали в этот альбом, есть наброски к будущему блокбастеру First Band On The Moon (1996) и даже инструментал Laika, который в значительно переработанном виде станет известен позже как Junk Of The Hearts на Gran Turismo (1998). Завершает альбом инструментальное же 15-минутное попурри Coctail Party Bloody Coctail Party в стиле лаунж: здесь группа презентует все, что натворила за первые несколько лет своего существования, никоим образом не намекая на то, что последует после.

После, как мы помним, был взлет и ничем не объяснимое долгое молчание, прервать которое можно хотя бы выпуском The Other Side Of The Moon для всего мира: почитатели будут счастливы.

28 декабря   Впервые слышу

Другая планета рядом: Dánjal и оркестр Сургутской филармонии подтверждают

«Музыка с другой планеты» и «Скандинавия рядом» — два взаимоисключающих девиза финального концерта VI международного фестиваля искусств «60 параллель», на котором встретились скандинавы Dánjal и наш родной симфонический оркестр.

Фото: Юрий Нуреев

Встретились — и проиллюстрировали всю странную притягательность этих двух заголовков. Ибо композиции Доньяла всякий раз поражали своей «нездешностью» (все время казалось, что ритм не соответствует мелодике, но почему-то при этом все звучит именно так, как надо), а симфонический оркестр Сургутской филармонии добавлял в них — ни много ни мало — ощущение… родного дома, какое у меня обычно вызывает музыка Алексея Рыбникова, которую каждый из нас, без преувеличения, знает с самого рождения. Кто-то ее, возможно, и не слушал никогда целенаправленно, но как только она зазвучит, сразу появляется чувство чего-то родного, любимого.

Для меня такой рыбниковской темой стала Raindrops с потрясающим проигрышем струнных нашего симфонического: это был момент, когда сердце замирает и просит музыку не останавливаться и звучать-звучать-звучать.

Музыка звучала далее; на смену Рыбникову пришли балканские песни-пляски, в которых уже слышались горячие приветы Кустурице и Бреговичу с отдельными уважительными поклонами в сторону Тома Уэйтса, а завершился вечер романсом «Дорогой длинною» (подарок от гостей приветливым хозяевам) и совсем уж разнузданными танцами с отчетливыми еврейскими мотивами, все время крутившимися вокруг да около «Хавы Нагилы» и «Семи сорока». Соединение таких, казалось бы, несоединимых элементов в рамках одного выступления в итоге и дало ту самую музыку с другой планеты — но и уверило, что планета эта нам очень близка и даже дорога.

Впервые слышу. Олег Чубыкин The Best Of (2018) — с возвращением!

В топах сегодня, куда ни глянь, сплошь одни рэперы и «фрэшмены» — на их фоне возвращение на стриминговые платформы альбомов Олега Чубыкина — что бальзам на душу.

Венчает его дискографию сборник лучших вещей, который слушается на одном дыхании: в ряде песен, если бы не русский язык, можно было бы решить, что слушаешь какого-то очень задушевного британского софт-рокера 70-х. Композиции на английском тут тоже есть — и, право, Sometime, All These Moments звучат как потерянная классика Пола Маккартни и Wings, не менее. Впрочем, обе эти песни, равно как и Rain, Rain, «Не случайно», «Все между нами», — действительно в какой-то мере классика, тем более что они входили в предыдущий «бестоф» Чубыкина, изданный в 2010 году.

Кстати, некоторые треки оттуда в новый сборник уже не вошли — и это, пожалуй, наилучшая рекомендация для слушателей: за последние восемь лет, в течение которых Олег Чубыкин, прямо скажем, немного потерялся из виду, он сумел создать достаточное количество новых запоминающихся песен, достойных быть названными лучшими. Среди них — помещенные в начало альбома Words Are Silent, «Я о тебе хочу всё знать» и, главное, «Здесь и сейчас» — первая ласточка нового номерного диска «Романтика», который выйдет в 2019 году и, будем надеяться, сможет подвинуть в чартах постоянно меняющиеся новые имена очередных местных «поп-сенсаций».

Американский стандарт: Робби Пэйт и квартет Алексея Подымкина в Сургутской филармонии

Любителей классического вокального джаза в Сургуте достаточно: в очередной раз это доказала Сургутская филармония, собрав на концерт квартета Алексея Подымкина и американского вокалиста Робби Пэйта полный зал.

Фото: Юрий Нуреев

Первоначально в афише «От Гершвина до Уандера» значился другой фронтмен — Майлз Гриффит, однако он по причине проблем с американским правосудием выехать из США не смог (вот где настоящий рок’н’ролл!). Застенчивый молодой Робби Пэйт стал достойной заменой. «Застенчивый» — это не для красного словца сказано: первое отделение артист словно пробовал аудиторию, деликатно добавляя в инструменталы московского квартета черных вокальных красок — зато во второй части концерта, удостоверившись в том, что сургутяне настроены более чем доброжелательно, дал настоящего шоу, продемонстрировав богатый диапазон — от крунерского мурлыканья до едва ли не гроулинга; игры с залом «А теперь подпойте вы», естественно, наличествовали.

Концерт оставил приятные впечатления — в первую очередь, однако, не участием иностранного гостя, а игрой джазменов под управлением Алексея Подымкина. Каждый из них, демонстрируя высочайший уровень мастерства, при этом не перетягивал одеяло на себя: фортепиано, саксофон, контрабас, ударные, конечно, получали «сольные выходы» в некоторых номерах, но гармоничнее всего звучали вместе. Робби Пэйт же, подумалось мне, для Америки наверняка является стандартным вокалистом — одним из многих. Он не продемонстрировал чего-то выдающегося, но для нас, не слишком искушенных джазовыми концертами с участием звезд мировой величины, его исполнительский уровень может показаться высочайшим и стать поводом для громких восторгов.

Как бы там ни было, Сургутская филармония в очередной раз заслужила горячие благодарности за то, что дает возможность услышать таких вот «стандартных» и «не выдающихся» американцев, как тот же Робби Пэйт или приезжавшая несколько лет назад Шарон Кларк — в конце концов, это отличная возможность услышать классические композиции на чистейшем языке оригинала.

Вагнер и Мендельсон в Сургутской филармонии: без свадебных маршей с Валькириями

Не могу не отметить особое место симфонического оркестра Сургутской филармонии в культурной сфере города. На минувшей неделе коллектив представил программу «Шедевры эпохи Романтизма» — творчество Мендельсона и Вагнера.

Фото: Юрий Нуреев

Те, кто практически не разбирается в классической музыке (я в том числе), связывают эти имена прежде всего со «Свадебным маршем» и «Полетом Валькирий» соответственно; к слову, Вагнер тоже сочинил «Свадебный марш» — пожалуй, второй по популярности после мендельсоновского. К чему эти намеки на ликбез? К тому, что ничего из перечисленного Сургутский симфонический оркестр в программе… не представил: в первом отделении играли Шотландскую симфонию Мендельсона, во второй — фрагменты опер Вагнера «Запрет на любовь», «Гибель богов», «Тристан и Изольда» (кстати, в последнем номере к зрителю вышла солистка Светлана Люпп, придав сцене «Смерть Изольды» должный градус трагизма).

При подборе репертуара музыкантам во главе с дирижером Станиславом Дятловым всякий раз удается искусно балансировать между массовым вкусом и уходом в малопонятную широкому зрителю элитарность. Вот и нынешняя программа хоть и зазывает публику известными именами, все-таки предлагает взглянуть на них вне рамок, установленных общеизвестными «хитами». И тогда оказывается, что в музыке Вагнера есть место не только подчас тяжеловесному трагизму, но и легкому лукавству, а такой, казалось бы, сентиментально-слащавый Мендельсон черпал вдохновение в суровых северных напевах Шотландии.

Подобные открытия сопутствуют практически каждой программе симфонического оркестра Сургутской филармонии: потому и любить его можно не только за виртуозность исполнения, но и за такое деликатное просветительство.

Впервые слышу. Браво, реальный Unrealised (2018)

Понять логику художника всегда трудно: это подтверждает новый релиз группы «Браво». Уже само название — Unrealised — говорит о том, что это не номерной альбом, как его называет Евгений Хавтан (снова исполнивший, кстати, все вокальные партии), а сборник не выходивших ранее на дисках группы песен. Треклист, однако, ясности не вносит: здесь три кавер-версии, пять новых вариантов ранее выходивших песен и только один «Полет», который действительно в течение многих лет избегал участи попасть на номерные пластинки. Скажем прямо: для группы, в течение десятилетия с 2001-го по 2011-й не выпускавшей новые альбомы, подборка, мягко говоря, не репрезентативная.

Впрочем, судя по всему, цели показать все бесконечное множество неизданных записей перед «Браво» и не стояло. Освободив себя от обязанности демонстрировать новые песни, группа просто предложила слушателям новый взгляд на уже известные вещи; ко двору пришлись и несколько каверов. К слову, оцените диапазон интересов Хавтана и компании: они играют «Машину Времени», «Зоопарк» и «Ариэль», причем именно в такой последовательности, и везде выглядят органично (хотя чисто стилистически сегодня «Браво» ближе все-таки к эстетике лучших советских ВИА, нежели подпольного ленинградского рок-н-ролла).

Пресловутый «новый взгляд» — это очередная возможность уйти от надоевшего штампа «ретро-музыка», которым почему-то упорно одаривают «Браво» журналисты: здесь группа с большим удовольствием расчехляет гитары, из-за чего Unrealised можно считать едва ли не самым роковым их альбомом. Не все эксперименты, однако, оказались одинаково удачными: если новые «Любовь не горит» и «Буги-автостоп» практически сразу вытесняют из памяти оригиналы из перепродюссированной «Евгеники», то «Замку из песка» повезло существенно меньше: реггей в исполнении «Браво» (так же как и фламенко-версия 36,6 из предыдущего альбома) воспринимается, пожалуй, как эксперимент ради эксперимента. Серьезной переработке подверглась также заключительная вещь альбома — «На планете Гамма»: спустя 20 лет мечтательный дрим-поп с виниловыми скретчами DJ Грува сменился суховатым, даже аскетичным софт-роком. Неизменными остались обращения главного героя к маме: Unrealised посвящен памяти матери Евгения Хавтана, и в этом контексте песня обретает подлинную глубину. Завершается альбом новой кодой «Что бы ни случилось, верь в себя, верь в завтрашний день всегда» — после нее стремление предъявлять претензии к выбору треков и к их количеству пропадает, уступая место желанию поставить запись по новой.

Впервые слышу. The Beatles White Album (2018, именно 2018)

Битлз продолжают делать что-то непостижимо прекрасное: изданный 50 лет назад «Белый альбом» вышел вчера как совершенно новая пластинка. Речь не о дополнительных программах типа ранее не издававшегося Esher Demo (о нем — чуть позже), а именно об альбоме, который в миксе 2018-го звучит так же актуально, как и новейший Egypt Station Пола Маккартни.

Трудно представить, что там творит с исходными пленками Джайлс Мартин, но если сравнивать новую версию даже с ремастерингом 2009 года (про первые CD-издания 1987 года давайте забудем вообще), появляется ощущение, что он просто взял старую пластинку и тщательно отмыл ее. Теперь она звучит настолько чисто, что становятся слышны все мельчайшие нюансы. Похожие восторги вызывала прошлогодняя юбилейная же версия «Сержанта Пеппера», в которой яркими красками заиграли даже немногие проходные номера. Тут — та же история: послушайте, например, Glass Onion с шикарнейшей басовой партией (она и раньше обращала на себя внимание, но теперь оторваться от нее просто невозможно) и вокалом Джона Леннона, деликатно обрамленным струнными, — тем более что на нее сняли совершенно потрясающий клип.

Отдельного упоминания стоит диск с демоверсиями почти всех песен, записанных в доме Джорджа Харрисона в Эшере; вроде, это просто Битлз под гитарку, без тех самых студийных прикрас и лоска — но на то оно и искусство, что пробирает и сквозь, на первый взгляд, безыскусные аранжировки. В качестве милейшего бонуса — несколько песен, которые спустя пару-тройку лет станут первыми сольными хитами участников группы.

В варианте Super Deluxe представлено еще больше демок, версий и прочих услаждений для гурманов (в итоге все издание выходит на шести дисках!), но для достижения состояния незамутненного восторга, на мой взгляд, вполне достаточно основной — трехдисковой версии.

P.S. Заглядывая далее в дискографию группы, втихомолку надеюсь, что через год взрываться восторгами буду от новейшего Abbey Road.

Впервые слышу. Queen Bohemian Rhapsody (Original Soundtrack) (2018)

В фильме «Богемская рапсодия» Рами Малек поет голосом Фредди Меркьюри: это огромный плюс картине, поскольку попытки нынешнего состава группы заменить своего фронтмена молодежью выглядят не очень адекватными; Адам Ламберт, быть может, и хорош, но не Фредди, не Фредди. Рами Малек — тоже не Фредди, это мы уже выяснили. Поэтому слушать хиты группы в первозданном виде в фильме — отдельное удовольствие.

Говоря о первозданности, однако, следует отметить: многие из песен звучат в живых версиях, как того и требует картинка, повествующая о гастрольных буднях группы. Интересно, что при составлении саундтрека авторы отказались от соблазна выкатить просто очередной студийный The Best Of. В конце концов, тема «Лучшее, любимое и только для вас» группой была закрыта аж в 1991 году, когда вышел альбом Greatest Hits II, который, на мой взгляд, в каком-то смысле оказал ей медвежью услугу. Дело в том, что песни из сборника были растиражированы настолько, что Queen (как и ABBA, кстати, выпустившая примерно в то же время такую же идеальную подборку ABBA Gold) некоторыми слушателями (то бишь мной, конечно) были расценены как чисто сингловая группа, альбомы которой не представляют собой ничего интересного.

…Так вот, в «Богемской рапсодии» звучат ровно те же версии, что и в фильме: и, как оказалось, здесь нашлось место эксклюзиву в виде впервые изданной записи выступления на Live Aid (впрочем, неполного), нового трека Doing All Right (…Revisited), записанного трио Smile — предтечей Queen без Фредди Меркьюри, а также Don’t Stop Me Now (…Revisited) с заново сыгранными партиями Брайана Мэя.

Нелишне будет сказать, что в саундтреке сохранен порядок песен, соответствующий логике повествования, а предваряет все это пиршество для слуха аудиозаставка студии XX Century Fox, сыгранная Мэем в стиле Queen — таким образом, по сути, в виде альбома мы получили прекрасную аудиоверсию фильма, в котором главной героиней оказывается именно музыка. Ход, безусловно, выигрышный: в конце концов, наверняка немногие выделят время на повторный просмотр «Богемской рапсодии», а вот обратиться к альбому можно в любой момент.

Ctrl + ↓ Ранее