Вадим Демидов: «Мы попали в ситуацию, когда любой поиск правды, любое произнесение точного слова превращается в политику, в протест»

Группа «Хроноп» в марте этого года представит новую пластинку «Отчаянье и любовь». Впрочем, для аудитории «Хронопа» альбом явно не станет новинкой: большую часть песен из него автор и вокалист коллектива Вадим Демидов в течение полутора лет публиковал в интернете — по мере записи каждой. Мы побеседовали с артистом о том, как на первый взгляд разрозненные синглы сложились в цельное повествование, каково будет продолжение истории «Хронопа», а также о литературе и реальности, из которой она растет.

Фото: facebook.com/vadim.demidov.9

— Вадим, если послушать подряд все ранее опубликованные вами песни, появится впечатление пестрой картинки: здесь нашлось место и пронзительной лирике в «Хочешь со мной?», и «социалке» в «Ну и зря боялась», и привычным для «Хронопа» философским размышлениям в «По мосту летел поезд», и прочая, и прочая. Как вы такие разные номера смогли уложить в один альбом? Что их связывает?

— Так эта пестрая картинка и есть наша жизнь, буквально в течение одной минуты мы можем размышлять о смысле жизни, о несправедливости, скажем, нового принятого закона и цвете волос собеседницы. И такая тематическая пестрота — фишка «Хронопа». Социалка и лирика у нас всегда прекрасно уживались. Даже в спокойные нефтяные годы у нас находилось место для «В плохие времена хорошие люди напиваются» или «Я пережил демократию тоже и реставрацию переживу», а сегодня тем более как не петь об ощущении несвободы и пустоты…

«Хроноп» — наверное, самая независимая группа в мире, за почти 34-летнюю историю мы никогда не были приписаны к какой-то институции, ни один лейбл не диктовал, какую музыку нам записывать. Независимость я ценю выше успешности, особенно видя, на какие жертвы и компромиссы идут успешные люди. А мы никогда не были озабочены сочинением радиохитов. Сами себе музыкальная иерархия.

— А все-таки — не было ли у вас идеи тематических пластинок: одна с лирикой, другая — с песнями гражданской направленности?

— У меня одна тема — как можно полнее самовыразиться, выбросить из себя мысль, которая преследует, как тяжелый камень.

— Организаторы концертов не запрашивают вот такие тематические программы — в первую очередь, лирику?

— Да нет, я сам выстраиваю концертные программы, и чаще всего это такой набор песен, которые мне сегодня приятно петь. Иногда поклонники заранее присылают заявки на те или иные вещи, но я далеко не всегда ведусь на это. Вы правы, 90 процентов программы — обычно чистая лирика, но она и впрямь у «Хронопа» неплоха.

— По поводу «неплоха»: вы явно скромничаете! К слову: как автор таких протестных песен, как «Ну и зря боялась», «Старая», вы ощущаете трудности с выходом к публике — с организацией выступлений?

— К счастью, нет. Думаю, то, что вы называете протестными песнями, — это все та же исповедальная лирика, но только в чуть резче очерченных декорациях сегодняшней реальности. Увы, мы ныне попали в ситуацию, когда любой поиск правды, любое произнесение точного слова превращается в политику, в протест. Это больная тупиковая ситуация, и долго она длиться не может.

— История «Хронопа» делится на несколько периодов. Вы уже назвали «Отчаянье и любовь» началом нового периода. Каким он будет?

— Уже два года «Хроноп» не репетирует и не дает концертов, но участники собираются в студии и записывают свежий материал — это и есть новый период, такого ранее не было. И меняется звучание: больше стало негромких акустических треков. Такая камерность вынуждает меня с большим тщанием сочинять текст, ведь он выходит на первый план.

— Параллельно с новыми песнями вы обновляете старые: в частности, альбом «Песни Бронзового века» перерабатываете целиком. С чем связано такое желание взглянуть по-иному именно на эти песни?

— Возможно, это мой перфекционизм. Я этого альбома немного стыжусь, поэтому решил его перепеть, кое-что переиграть, перепродюсировать. Но я заметил, что поклонники группы вполне себе слушают этот альбом и не находят там огрехов, видимо, это только я вижу его несовершенство.

— Вероятно, так оно и есть: я слушаю этот диск и не нахожу поводов для придирок. Единственная не придирка даже, а наблюдение: на мой взгляд, каждый следующий альбом у вас выходит лучше предыдущего — и по звуку, и по стихам, и по музыке. Но это скорее повод порадоваться за эволюцию, а не переделывать старые вещи. Тем не менее: планируете ли вы обновленный альбом каким-то образом представить аудитории?

— Я никак не решусь его выложить в Сеть. Возможно, я действительно сделал это для себя и останусь его единственным слушателем.

— В последнее время есть впечатление, что гораздо чаще, чем музыку, вы выпускаете в свет романы, сборники стихов. Это обусловлено тем, что литература стала более интересна, или есть другие причины?

— Нет, я как раз решил завязать с прозой, не знаю, временно или нет, и полностью переключиться на музыку, в последнее время сочинение песен приносит мне какое-то невероятное удовольствие. И верлибры продолжаю писать, потихоньку дело идет к выходу сборника «Стихи-3».

— Истории в #яднаш и в «Одиссее черной дыры», на ваш взгляд, законченные? Возможно ли продолжение? В какую сторону оно могло бы двинуться: в светлую — или в дальнейшую темень?

— Я много и часто думаю об этом. В #яднаше я описывал раскол общества, произошедший в 2014-м, это был период сильных эмоций, много ругани, много деклараций своих взглядов со слюной на губах. А сегодня все принюхались к новой атмосфере, придышались. Раскол не стал более поверхностным, да и телепропаганда все так же бомбит. Но люди в соцсетях уже не тратят время на бесконечные терки с противоположным лагерем, за четыре года позиции друг друга выучены назубок, кто-то вообще отфрендил всех, кто портит атмосферу, и окружил себя соратниками. Про себя усмехаемся и все терпим. Ясно одно: ситуация расколотого общества противостественна, страна не может в таких условиях развиваться, ведь людям нужны какие-то общие цели, стремления, ориентиры, и, разумеется, мирные, созидательные.

— Завершая тему книг: знаю, что скоро можно ждать сборника текстов «Хронопа»…

— Составление его оказалось интереснее, чем я ожидал. Постоянно ловлю себя на мысли, что мне не раз приходилось себя, как автора «Хронопа», заново переизобретать. Был период зауми, был поп-период, были периоды поиска нового языка. По текстам разных периодов можно изучать историю страны, все очень наглядно.

— Можно сказать, это некое увлечение каталогизацией собственного творчества?

— Нет, сборник песенных текстов не был в списке первоочередных задач, но поступило предложение от поклонников группы. Они хотят петь и требуют такой песенник. Я согласился, не представляя, какой это труд — отслушивать кучу альбомов и выверять тексты. Я уже два месяца этим занимаюсь, а все еще в начале…

— Говоря о сборниках: на сайте «Хронопа» опубликован плейлист из песен, отобранных Захаром Прилепиным. Меня этот факт долгое время занимал — если учесть, что сегодня вы с писателем по разные стороны «баррикад». Но, по сути, в аннотации к сборнику Прилепин прямо говорит, что в 90-е годы чувствовал себя в «том» государстве чужеродно: в последовательности ему, стало быть, не откажешь. Тем не менее: есть ли у вас сегодня какие-либо точки соприкосновения с ним?

— Какое-то время мы жили в одном городе и примерно в одном пространстве, а с 2014-го стали жить в параллельных мирах и совсем не соприкасаемся. Но не удивлюсь, если однажды вновь будем жить в одном пространстве, просто я так далеко не заглядываю. И составленный им сборник я не удаляю с сайта, пусть висит. Думаю, и он не удаляет из Сети мои рецензии на его музыкальные альбомы, мои интервью с ним.

— Возвращаясь к началу интервью: новый альбом уже близко. Каким образом он будет издан?

— Его выпускает на компакт-диске музыкальное издательство «Геометрия», наш старый партнер, это уже четвертый совместный релиз. Пожалуй, сейчас никто кроме «Геометрии» не делает диски с такой любовью.

— Есть ли понимание, в какую сторону будет двигаться «Хроноп» далее — что останется после отчаянья и любви?

— «Отчаянье и любовь» хорошо вписываются в две главные магистральные темы «Хронопа»: побег и возвращение. Собственно об этих двух вещах я и пою более тридцати лет. Возвращение — конечно, к любви, счастью и покою. А отчаянье, скорее, соответствует побегу, освобождению, выходу за флажки. И третья вещь, о которой сегодня хочется петь, — чудо. Чудо спасающее, очищающее. Надеюсь, оно не заставит себя долго ждать.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное